Части Давида, 2020

Специальный проект Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина

Части Давида, авторский текст

18 мая 2020
Получил у курьера две коробки со скарбом:

Правый глаз Давида

Левый глаз Давида

Нос Давида

Губы Давида

Левое ухо Давида

Правое ухо Давида

Рука с камнем

————————————————
Ветхозаветный пастух Давид одержал победу в противостоянии с великаном Голиафом и спас народ Израиля от надвигающегося поражения. Золотой век Возрождения и великий мастер превратили самого пастуха в гиганта.  Жители Флоренции воспринимали пятиметровое изваяние Микеланджело Буонаpроти, как символ свободы и демократии. Скульптура Микеланджело превзошла по мастерству и дерзновению лучшие образцы искусства эпохи Древней Греции и Древнего Рима.
——————————————————————————————
В мастерской я вскрываю упаковочную плёнку с гипсовых частей скульптуры. «Пастуха Давида» давно разобрали на части методисты художественных школ. Гипсовые глаза, уши, нос, губы.  В моём сознании Давид сохраняет цельность. Вижу его грозный взгляд, всю гармоничную фигуру, стоящую в Итальянском дворике Пушкинского музея…
—————————————————————————————-
Вопреки правилам повышенной готовности, я прихожу в мастерскую в течении апреля и мая.
Мой карантин начался с 18 марта 2020 года. С момента прилета из Лондона. Там я договаривался с Оксфордским университетом о выставке. Как раз, сегодня она должна была открыться. Выждав две недели и убедившись, что я не привёз в себе импортный короновирус, я начинаю потихоньку приходить в мастерскую и работать. В какой-то момент под руку мне попадается рулон алюминиевой фольги, и я оборачиваю учебную гипсовую голову Лаокоона, прорабатывая детали и повторяя все тонкости и витиеватости кучерявой шевелюры и страдающего лица. В мастерской нашлись бюсты Афродиты, римского гражданина, Венеры. Их я также спокойна запечатываю в фольгу. Эти штудии избавляют меня от навязчивого и, наверняка, навязанного чувства внешней опасности, с которой не хочется иметь ничего общего. Алюминиевая фольга давно стала материалом для мемов. Всем известно, что для защиты от телепатического воздействия инопланетян необходимо надевать шапочку из фольги, наиболее масштабно идея защиты, при помощи фольги раскрыта в сериале «Лучше звоните Солу», где Чак Макгилл, брат Сола, страдает нервным расстройством и защищает свой дом и свою приватную жизнь, при помощи этого материала. Так или иначе, мне хочется защитить скульптуры от внешнего воздействия, от угрозы. Возможно, эта реакция близка к той, что у собак Динго, когда они сталкиваются с незнакомой и неразрешимой, с их точки зрения, ситуацией, то начинают, просто, копать землю. Я заворачиваю и заворачиваю в фольгу гипсовые скульптуры и чувствую облегчение. Когда не остаётся ни одной не завёрнутой скульптуры я собираю их в машину и отвожу в подмосковную пущу. Лесная выставка расположилась среди стволов, валежника, корней и трав, в тайных местах. Она будет находится в лесу, пока я не почувствую, что пришла пора вернуть скульптуры назад в мастерскую.
————————————————————————————————-
22 мая. Продолжаю свои интервенции. Отвожу «части Давида» в подмосковный лес, готовлю там новую выставку. Мне до конца не ясно, что происходит и зачем я это делаю. Я устраиваю внутренние выставки, не для публики, а для леса и себя самого. Я хочу, чтобы эти «мощи» вобрали в себя силу природы и обрели новое значение. Это как в русской сказке, смертельно раненного богатыря окропляют сначала мёртвой водой, чтобы части его срослись, а затем и живой, чтобы он ожил. Что-то глубинное и важное, сакральное и таинственное происходит сейчас. Здесь не нужны свидетели, разве, свидетельства. Свидетельства в виде цифровой памяти.
Камера как часть тела.
Меня манит тема свободы. Мне не хочется участвовать в социальном безумии, я ухожу в чащу и брожу в поисках лучшего места для «части» Давида. Процесс увлекает, и я уже далеко от вчера, сегодня и завтра. Я глубоко внутри самого себя.
Моя миссия собирать «части Давида» в одно целое.